+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Вымогательство деньг в армии

Содержание

Что делать, если военнослужащий столкнулся с насилием в армии? – Солдатские матери

Вымогательство деньг в армии

Уголовный кодекс Российской Федерации содержит множество составов преступления, которые связаны с причинением вреда военнослужащему — от оскорбления до нанесения вреда здоровью.

Если военнослужащий позвонил, и вы по разговору понимаете, что он стал жертвой преступления, спросите, удобно ли ему сейчас говорить, один ли он находится в помещении? Иногда военнослужащий не может открыто сообщить по телефону о факте преступления, например, потому что его могут услышать. В таком случае постарайтесь задавать вопросы так, чтобы он мог отвечать на них «да» или «нет». Попросите прислать, если это возможно, подробное описание ситуации в SMS-сообщении.

Если в отношении военнослужащего совершено преступление, узнайте фамилии тех, кто его совершил, попросите детально описать место происшествия, а также действия преступников, например, кто, куда и как наносил удары, кто присутствовал при избиении (кто мог бы выступить свидетелями), остались ли следы побоев на теле и т.п.

Задавайте вопросы четко — в идеале так, чтобы на них было возможно дать только однозначный ответ. Не домысливайте ничего сами!

Необходимо определить тех свидетелей преступления, которые дадут правдивые показания. Некоторые сослуживцы могут по дружбе заступиться за обидчиков вашего родственника и давать ложные показания, которые в будущем будет сложно опровергать. Поэтому спросите военнослужащего о том, каким свидетелям можно доверять — именно их нужно будет указать в заявлении о преступлении.

Важно выяснить и отношение командования части к подобным инцидентам: в одной ситуации офицеры могут самостоятельно принять все необходимые меры для обеспечения безопасности военнослужащего и уголовного преследования преступника, а в другой — попытаться скрыть преступление.

Что посоветовать военнослужащему в случае нанесения ему побоев?

Объясните родственнику, что ему нужно попытаться зафиксировать следы побоев: снять видео на мобильный телефон или, в идеале, обратиться в медицинскую службу роты, если это возможно и безопасно.

Сообщите также о том, что ему и свидетелям преступления по закону должны обеспечить безопасность, поэтому, когда в часть приедут сотрудники военной прокуратуры или следователи, не нужно бояться давать им правдивые показания. Военнослужащему стоит попытаться заранее предупредить сослуживцев об этом.

Что делать после сообщения военнослужащего о побоях?

Необходимо сразу же позвонить дежурному прокурору и сообщить о преступлении. Попросите прокуратуру принять меры по обеспечению безопасности военнослужащего и на время проверки откомандировать его в другую воинскую часть.

Также обратитесь на «горячую линию» правозащитной организации, после чего начните структурировать всю информацию на бумаге, чтобы подать официальное заявление в военную прокуратуру и в следственные органы.

Письменно изложите все известные вам обстоятельства и направьте заявление в военно-следственное управление Следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации в соответствующем гарнизоне, где служит ваш родственник или друг. Заявление необходимо продублировать в военную прокуратуру или местному Уполномоченному по правам человека.

Имеет смысл написать заявление на имя командования воинской части с просьбой направить военнослужащего на военно-врачебную комиссию (ВВК) с целью определения категории годности, так как подобный инцидент мог повлиять на состояние его здоровья. Найдите медицинские документы вашего родственника, вспомните все заболевания, которые он перенес до призыва, и приложите копии медицинских документов к заявлению.

Как действовать в случаях вымогательства?

Вымогательство в армии возможно как со стороны сослуживцев (требования перечислить деньги на карту или на телефон, вымогательство личных вещей и т.п.), так и со стороны офицеров (требование заплатить за замену изношенных элементов обмундирования, оплата увольнительных или права не идти в наряд и т.п.).

По фактам вымогательства нужно обращаться в военную полицию, военную прокуратуру и военно-следственное управление. Важно заручиться поддержкой тех сослуживцев, кто готов подтвердить факты вымогательства. Также можно сделать диктофонную запись и передать ее в правозащитную организацию.

Вымогательство наказывается по статье 163 УК РФ (до 4 лет лишения свободы).

При вымогательстве старшим по званию и должности с применением насилия, подобные действия могут быть квалифицированы как превышение должностных полномочий с применением насилия (ст. 163 и ч. 3 ст. 286 УК РФ).

Очень важно не ограничиваться лишь написанием заявления о вымогательстве. Следует рассказать об этом сослуживцам, а во время проведения проверки — давать объективные объяснения, излагать все подробности и детали.

Правоохранительные органы: к кому обратиться?

При обращении в правоохранительные органы необходимо понимать различие их полномочий, а также учитывать их территориальную подведомственность. В таблице ниже представлена информация о сфере деятельности разных госорганов и обзор ситуаций, в которых можно к ним обратиться.

Справочник ведомств на карте.

ГосорганКомпетенцияВ какой ситуацииобращаться?
Военная прокуратураОрганы военной прокуратуры осущест­вляют общий надзор за соблюдением зако­нодательства в Воору­женных силах РФ. Кро­ме того, прокуратура осуществляет контроль действий следственных органов при расследо­вании преступлений, а также представляет обвинение в уголов­ном процессеВ любой, требующей вмешательства правоохранительных органов
Военно-следственный отдел Следственного комитетаОсуществляет уголов­ное преследование военнослужащих, совершивших пре­ступление, иных лиц, совершивших престу­пления против воен­нослужащих, а также расследует преступле­ния гражданских лиц, связанных с военными ведомствамиПри совершении преступления против военнослужащего
Уполномоченный по правам человека (омбудсмен)Институт Уполномо­ченного по правам че­ловека создан в целях обеспечения гаран­тий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблю­дения и уважения госорганами, органами местного самоуправ­ления и чиновникамиНесмотря на то, что ком­петенция омбудсменов скорее сводится к ана­лизу ситуации с правами человека, часто именно они решают многие про­блемы. Не будет лишним дополнительно направ­лять ваши обращения в аппарат региональ­ного уполномоченного или Уполномоченного по правам человека в РФ

Более подробную инструкцию читайте в разделе «В помощь пострадавшему».

«Горячие линии» правозащитных организаций, на которые можно обратиться:

Правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» +7 (906) 263-17-17

Правозащитная группа «Гражданин и Армия» (Москва) +7 (917) 517-27-72

«Не хочешь в наряд — плати, хочешь позвонить домой — плати». Правозащитники связывают волну самоубийств среди срочников с вымогательством в частях

Вымогательство деньг в армии

7 марта примерно в 18:00 19-летний солдат Денис Хамидуллин заступил в суточный наряд на контрольно-пропускном пункте военного городка части № 47051 в Екатеринбурге. Около восьми вечера ему позвонила мать.

«Они поговорили очень мало, на вопросы “как дела” и прочее он не ответил. Сказал, что все нормально, потом резко выключил телефон.

Она перезванивать не стала», — пересказывает события того дня тетя солдата Фарида Алешковская.

В 23:50 дежурный КПП обнаружил Хамидуллина висящим на брючном ремне, привязанном к лестнице, сказано в постановлении о возбуждении уголовного дела (статья 110 УК — доведение до самоубийства). Дело завели 8 марта в 1:15 ночи. Спустя почти месяц в нем так и не появилось подозреваемых.

«Честно говоря, когда я пришла к следователю, я особо не увидела стремления расследовать это дело. Не знаю, по каким причинам. Они что-то делают, но до сих пор никто не установлен.

Непонятно, какие следственные действия уже провели.

Пока мне не говорят, кто допрошен», — говорит адвокат Елена Макарова, сотрудничающая с правозащитной организацией «Зона права» и представляющая родных погибшего солдата.

Хамидуллин был призван на службу 19 мая 2016 года; до демобилизации ему оставалось два с половиной месяца. В части, которая относится к войскам радиационной, химической и биологической защиты, он служил в должности водителя.

Тело солдата привез домой сотрудник похоронного бюро. «Молодой человек привез и сказал: “Правду не ищите, там все офицеры накануне 8-го марта был пьяные”», — вспоминает Алешковская.

Она не верит в версию о самоубийстве и утверждает, что на шее Дениса не было видно следа от ремня: «Две шишки на лбу я сама видела лично, с обеих сторон. Левое ухо — багрового цвета. Потом шея — следов удушения там не было абсолютно, от веревки, от ремня должен был остаться какой-то след. Не было следа никакого.

Но шея посередине от уха до уха была разрезана и зашита, это во время вскрытия типа они разрезали. Для чего — не знаю. Правый бок весь был в гематомах».

Адвокат Макарова пока не видела результатов судебно-медицинской экспертизы; она намерена ходатайствовать об ознакомлении с заключением.

С ноября Хамидуллин стал регулярно просить родителей и старшую сестру высылать ему деньги — от двух до пяти тысячи рублей. Сестре он рассказал, что если деньги не придут вовремя, ему грозят неприятности.

«Анонимно мне его сослуживцы сказали, что проблемы у Дениса были на службе: у него постоянно вымогали деньги, его постоянно избивали, — отмечает Алешковская. — [Это] продолжалось где-то с осени, с октября.

Его сослуживец написал, что пришел новый ротный, и он установил свои порядки». Алешковской говорили, что ее племянника избивали контрактники.

По ее сведениям, в части служили всего пятеро срочников, остальные солдаты там — контрактники.

Выполнять просьбы Дениса его родителям, живущим в деревне в Пермском крае, было нелегко. Мать — социальный работник — получает три-четыре тысячи рублей в месяц. «Всю свою зарплату она переводила сыну. Через каждые две недели она переводила по две тысячи рублей», — говорит Алешковская.

Летом Хамидуллин уже попадал в госпиталь. Родители солдата неохотно признались Алешковской, что причиной была неудавшаяся суицидальная попытка, но тогда причины эксцесса выяснять не стали.

В пресс-службе Центрального военного округа заверяют, что «по итогам предварительного разбирательства фактов нарушения уставных правил взаимоотношений в отношении военнослужащего не установлено».

«Служба становится интенсивнее»

Руководитель «Зоны права» Сергей Петряков обращает внимание на рост числа дел о суицидах в армии: «Не знаю, с чем связан большой поток новых дел. Может, молодежь сейчас неприспособленная к военной службе.

Либо действительно, учитывая сокращение срока службы до года, служба становится интенсивнее, и те же самые неуставные взаимоотношения протекают не так вяло, как раньше.

Возникает постоянный прессинг со стороны старослужащих либо командования войсковой части, которые стремятся как можно больше денег за короткий период времени получить от солдат».

Правозащитная инициатива «Гражданин и армия», основанная членом президентского Совета по правам человека Сергеем Кривенко, отмечала, что во втором полугодии 2015 года на «горячую линию» поступило два обращения, связанных с гибелью военнослужащих, а во второй половине 2016 года — уже 14.

Официальные сообщения о солдатских суицидах, как правило, не содержат никакой информации об их причинах. 17 февраля в подмосковной дивизии имени Дзержинского из окна третьего этажа казармы выпрыгнул срочник Аркадий Б. Он выжил и находится в больнице.

У юноши диагностировали компрессионные переломы нескольких позвонков и сотрясение мозга. Сам Аркадий рассказал «Радио Свобода», что у него вымогали 110 тысяч рублей — после того, как из его каптерки пропали чьи-то вещи.

Позже выяснилось, что солдаты сами спрятали «пропавшие» вещи.

В ночь на 16 января в части в Белогорске Амурской области нашли повешенным срочника Евгения Вельмакина из Мордовии, призванного на службу прошлой осенью.

Родственники солдата утверждали, что юношу избивали, а 15 января он позвонил матери и сказал, что три дня назад дезертировал. Когда она дозвонилась до части, ее известили о самоубийстве сына.

В октябре прошлого года в той же Амурской области на авиабазе «Украинка» застрелился служащий — предположительно, из-за расставания с девушкой.

27 декабря 2016 года в Нижегородской области повесился 18-летний рядовой Дмитрий Конурин, который успел отслужить всего две недели. В телефонных разговорах с родными молодой человек ни на что не жаловался. В сентябре 20-летний Вильдан Абульманов был найден повешенным под Брянском, в июле в Калининграде солдат выпрыгнул из окна второго этажа казармы.

В июне 2016 года Александр Рихерт был переведен в войсковую часть в Воронежской области; после этого он стал регулярно просить у близких денег. 10 июля он в послений раз позвонил своему дяде — с той же просьбой.

На следующий день Александр заступил в наряд, во время которого его дважды вызывал командир взвода. После этого солдат вышел покурить и больше не вернулся. 12 июля его нашли повешенным на ремне.

За доведение до самоубийства командира взвода приговорили к 3,5 года колонии.

8 июня прошлого года в Забайкалье 20-летний срочник Павел Беспрозванных через девять дней после призыва выбросился из окна пятого этажа госпиталя. Туда юношу доставили после того, как в казарме он прыгнул с двухъярусной кровати вниз головой.

Павел тяжело переживал разлуку с родными и не находил общего языка с сослуживцами. Начальника медслужбы части приговорили к штрафу за халатность — в госпитале он сказал, что Беспрозванных случайно упал с кровати; из-за этого пострадавшему не оказали психологической помощи.

Представляющий родственников солдата юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев недавно подал повторное заявление в отношении начальника штаба части Сергея Крупина, который, предположительно, приказал свидетелям инцидента давать ложные показания, настаивая на версии о случайном падении с кровати.

Психологи и командиры. «Эта связка не работает никогда»

Анализируя последние случаи самоубийств в армии, правозащитники приходят к выводу, что причиной их в большинстве случаев становятся денежные поборы. Причем вымогательством могут заниматься как рядовые, так и офицеры, а иногда — первые при попустительстве вторых.

«Очень часто после смерти того или иного военнослужащего удается получить сведения от родственников, что последнее время или вообще в течение всей службы он неоднократно обращался с просьбой перечислить деньги, зачастую срочно, [говоря, что его] иначе ждут какие-то неприятности», — рассказывает Сергей Петряков.

Руководитель «Зоны права» замечает, что поборы со стороны офицеров нередко подаются как сбор денег на нужды части: «Например, на покупку телевизора; бывали случаи, стиральную машину хотели купить. По факту ни стиральной машины, ни телевизора не появлялось в казарме, но, возможно, появлялись на даче или в квартире у военного начальника».

Комментируя все более частые сообщения о вымогательстве в армии, член СПЧ Сергей Кривенко говорит о перерождении феномена дедовщины. «Насилие и вымогательство никуда из армии не уходили, но изменился формат этих явлений. Смысл насилия теперь — не поддержание некоего порядка, а выколачивание денег.

Вымогательство в частях выросло в последнее время, а многие отношения между военнослужащими в буквальном смысле переведены на денежную основу. Не хочешь в наряд — плати, хочешь позвонить домой — плати. При этом надо понимать, что преступления эти, как правило, латентные — многие боятся жаловаться, опасаясь, что может быть еще хуже.

Очень часто факты вымогательств всплывают в процессе расследования других преступлений», — рассказывал Кривенко «Радио Свобода».

Петряков добавляет, что куда менее распространенные причины самоубийств в частях — семейные или психологические проблемы. Во втором случае ответственность за судьбу срочника ложится на медкомиссию и военных психологов, а те в своей работе руководствуются результатами тестирования призывников.

«Вообще, все это носит формальный характер. Никто никогда не обращал внимания на эти тесты. Если только не произошло ЧП и человек не покончил жизнь самоубийством.

Вот тогда на основании этих тестов можно установить, во всяком случае, представить версию, что это не неуставные отношения, не поборы какие-то. А еще мы у него нашли письмо от девушки, которая его бросила.

Вот у нас есть тест, есть письмо от девушки, которая бросила — вот вам готовая версия, что отсутствует состав статьи 110 УК, никто его не доводил, он сам решил покончить с жизнью», — объясняет логику командиров Петряков.

Психолог Владимир Рубашный, 20 лет проработавший в системе ФСИН, полагает, что предпосылки к самоубийству вряд ли можно оценить с помощью теста: «Психолог это может видеть в ходе беседы.

Но, как правило, на подразделение один психолог, и за всеми он уследить не в состоянии». Рубашный добавляет, что в обязанности командира роты, командира взвода и замкомвзвода входит контроль поведения военнослужащих.

Они должны передавать информацию психологам. «Но эта связка не работает никогда», — сетует Рубашный.

ЕСПЧ. Секретность. Анклав

В Европейском суде по правам человека уже несколько лет находится на рассмотрении коллективная жалоба родственников солдат, покончивших с собой во время службы. Обращения пятерых заявителей касаются событий 2005-06 годов.

Самая ранняя жалоба — Любови Васильевой из Забайкалья. Ее сын Сергей в ноябре 2005 года подвергался вымогательству и издевательствам со стороны старослужащих.

Вместе с двумя другими пострадавшими он бежал из части и обратился в военное командование Сибирского военного округа, где беглецов убедили не жаловаться в военную прокуратуру и пообещали перевод в одну из лучших частей.

2 декабря 2005 года Васильева обнаружили висящим в петле из ремня в туалете поезда, направлявшегося в Томск. При нем нашли предсмертную записку: солдат писал, что он ожидает мести «дедов» за побег и жалобу командованию.

Одного из старослужащих после этого осудили на два года колонии за вымогательство; затем он и еще два солдата из части, в которой служил Васильев, получили по году лишения свободы за неуставные отношения. Матери Васильева присудили две тысячи рублей компенсации морального вреда. Дело о доведении до самоубийства закрыли.

В другом случае срочник покончил с собой после расставания с девушкой. Психологи в части не замечали у солдата предрасположенности к суициду, хотя эксперты пришли к выводу, что тот на протяжении девяти месяцев страдал от временного расстройства адаптации. Родители просили завести дело на командиров и психологов части, но следователь им в этом отказал.

Еще один заявитель — отец солдата, который пытался покончить с собой дважды. В первый раз ему помешали сослуживцы.

Во второй раз солдат решил повеситься после того, как военно-медицинская комиссия вернула его на службу из госпиталя, куда пытавшегося бежать из части юношу направили на обследование.

В результате второй попытки он впал в кому, а через год скончался. Командование части и психологи к ответственности не привлекались.

Как поясняет представитель заявителей, юрист международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, все случаи, описанные в жалобе, объединяет неудовлетворительная работа армейских психологов и фактический отказ от расследования случившегося. «Человек попадает под опеку государства, служит.

Как правило, это 18-летние вчерашние мальчики. Условия необычные, ситуация необычная, [ответственность за] внимание к их здоровью ложится и на командиров частей, и на военных психологов, — подчеркивает Ахметгалиев. — Когда мы эти дела вели, вскрылось, что как таковой психологической службы в вооруженных силах не существует.

На бумаге она есть, но на самом деле ее нет».

Юрист обращает внимание на отсутствие общественного контроля за происходящим в армии; после принятия закона о засекречивании небоевых потерь возможностей для такого контроля стало еще меньше, констатирует он.

Руководитель «Зоны права» Сергей Петряков сомневается, что одно решение ЕСПЧ может повлиять на ситуацию с суицидами в армии.

«Могло бы повлиять, если бы Европейский суд принял решение о разработке общих мер, направленных на изменение законодательства в сфере несения воинской службы срочниками.

В остальном случае это будут единичные меры, направленные на восстановление прав родственников жертвы», — говорит Петряков.

Если суициды в армии часто приводят к возбуждению уголовных дел, то информация о поборах практически не расследуется. «В армию никто не лезет. Там нет ОНК.

Есть правозащитные формирования, комитеты матерей, но они работают по конкретным случаям, которые, как правило, касаются тяжелых последствий. По большому счету армия — это такой анклав, где они сами варятся в своем соку и никого туда не пускают.

Общество не контролирует процессы, происходящие в армии», — считает правозащитник.

Вымогательство денег в армии

Вымогательство деньг в армии

Часто потерпевшие не способны распознать является ли совершенное в отношении них деяние вымогательством или нет.

  1. Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  2. Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.
  3. Все случаи уникальны и индивидуальны.

Для объективной стороны (действий преступника) характерно:

  1. требование передачи имущественных прав.
  2. требование передачи имущества;

— Армия это, конечно, слепок, сгусток общества. Что мы имеем в обществе, то имеем и в армии. Люди, которые приходят служить в армию, — это ведь само население. К тому же в армии сейчас сложилась такая ситуация, что низменным наклонностям легко не только проявиться, но и все создано для того, чтобы эти наклонности процветали.

Помимо прочего в обществе есть богатые, есть бедные. Богатых в армии почти нет, они откупаются заранее, а вот бедные страдают больше всего. Они и ведомые чаще. Они и на гражданке-то не видят ничего хорошего: пьянку в семье, ругань, ссоры, мат, водку, избиения. И со всем этим они идут в армию. Таких и запугать легко, и издеваться над ними легко.

И противопоставить они ничего не могут, так как слабы и духом, и здоровьем.

Вышли денег — Здравствуй мама(часть 1)

недавно сын выкинул карточку,сколько не проверял уже дома, денег так и не поступило ,карточки были выданы после нового года, банкоматы эти карточки не принимали, вобщем недавно узнала что денег ребята практически не видели с нового года. Также денег не выдали домой ехать….дорогие родители не высылайте денег своим детям,когда в полях оголодают ваши дети,пойдут отнимать деньги у более слабых.

Просмотр дневника

Писать надо, и про взяточников в Армении и про Ростовских , потому, что зажрались Бога над собой не чувствуют. Они так себя ведут потому что уверены , что никто ничего не скажет . Всем домой хочется отдадут все.

У нас в рапределителе ходил один такой предлагал услуги за 10000 и более для того чтобы распределить по желанию. Я сына еле уговорила не верить,он потом сам понял.

А моя соседка когда сына отправляла клюнула на это жалела потом , но поздно.

8 июня прошлого года в Забайкалье 20-летний срочник Павел Беспрозванных через девять дней после призыва выбросился из окна пятого этажа госпиталя. Туда юношу доставили после того, как в казарме он прыгнул с двухъярусной кровати вниз головой.

Павел тяжело переживал разлуку с родными и не находил общего языка с сослуживцами. Начальника медслужбы части приговорили к штрафу за халатность — в госпитале он сказал, что Беспрозванных случайно упал с кровати; из-за этого пострадавшему не оказали психологической помощи.

Представляющий родственников солдата юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачев недавно подал повторное заявление в отношении начальника штаба части Сергея Крупина, который, предположительно, приказал свидетелям инцидента давать ложные показания, настаивая на версии о случайном падении с кровати.

Рекомендуем прочесть:  Возврат подоходного налога покупка квартиры

Конференция ЮрКлуба

касательно совокупности, то ст.335 УК будет более чем уверен. Все отношения между военнослужащими урегулированы уставами и военным законодательством.

Поэтому в подобных случаях по совокупности обязательно инкриминируется статья из главы воинские преступления.

Или Вы считаете, что вымогательство не унижает честь и достоинство человека, не говоря уже о нарушении уставных правил взаимоотношений.

Квалификация незаконного сбора начальником денежных средств с подчиненных (Борков В

В условиях оптимизации бюджетных расходов и сокращения государственных служащих актуальной является проблема квалификации незаконного требования и получения начальником денежных средств от подчиненных.

Незаконный сбор различных сумм, которые, как правило, являются частью осуществляемых выплат, может быть организован для решения вопросов, связанных с функционированием организации, улучшением условий труда самих сотрудников, а также под другими реальными или надуманными предлогами.

Типичными для данной ситуации вариантами квалификации действий руководителей, инициаторов поборов, являются превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) и получение взятки (ст. 290 УК РФ). При совершении данных преступлений виновные совершают активные действия, выходящие за пределы их полномочий.

Объективная сторона превышения должностных полномочий, как и преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, может состоять в получении от потерпевших ценностей материального характера.

Что делать, если сына бьют в армии

На мой взгляд, это не повод бить тревогу. Возможно, ему понадобится больше времени, чтобы притереться, привыкнуть к новому укладу жизни, понять, как правильно поставить себя в армии. Держите связь и наблюдайте. Если эпизоды рукоприкладства прекратятся – значит, всё наладилось.

У сына в армии вымогают деньги

Самый завалявшийся в черновиках пост, помните… давно обещал, даже вариантов названий было несколько, но остановился на этом. Итак о чем пойдет речь… Помните пост Janpo о том, сколько тратит семья на солдата. кто не читал — прочтите. Я же решил отразить обратную сторону медали, а поскольку материала много, то разделю это дело на несколько частей.

Juris Info

2. Нередко граждане становятся жертвами вымогателей в лице сотрудников правоохранительных органов. Многие считают, что в данном случае ситуация безвыходная, ведь это все-таки власть! тем не менее, если вы столкнулись с подобной проблемой, не задумываясь обращайтесь в Управление собственной безопасности или региональный отдел Федеральной службы безопасности.

Как защититься от вымогателей

Если же вы решили все сделать без чьей-либо помощи, то здесь будет действовать самое главное правило: никогда, ни при каких обстоятельствах не поддавайтесь собственным эмоциям в момент общения с мошенником. Необходимо вести себя спокойно и хладнокровно.

Кроме этого, нужно постараться обращать особое внимание на всякого рода мелочи, таким образом, собирая необходимые доказательства. Разумеется, сперва можно в вежливой и корректной форме поговорить с вымогателями и попытаться избавиться от них.

Если же у вас ничего не получиться, то следует согласиться на выставляемые ими условия, поскольку у вас останется только один вариант – как можно дольше тянуть время.

Рекомендуем прочесть:  Льготы учителям в сельской местности в 2020

Как и обещал, если кто-то прочитает то, напишу, про неудачный сбор денег, на «нужды роты».

Итак мы уже обжились, не много растоптали кирзачи, выданные взамен берцев и тут объявляют: — Сегодня зарплата! — все улыбаются, в предвкушении похода в чипер, в общем маленький праздник, который длился не долго. Сели на ЦП и по одному отделению, стали ходить в канцелярию.

Вернулись первые «счастливчики» с тухлыми лицами, никто еще ничего не понимает, но народ начал шептаться. Настала наша очередь, захожу в канцелярию, называю фамилию, расписываюсь в ведомости, беру деньги и на выход, деньги из одной стопки переложили в другую. И все! Свободен воин.

Вернулись сидим на ЦП, залетает полковник с управления, его боялись все в части, дядька был сама справедливость, дисциплину держал. Проходит в канцелярию, решает там какие то вопросы и на обратном пути, проходя мимо нас спрашивает: — Деньги куда все потратите? На конфеты и сигареты?

Не насиловали

Дембеля и средний призыв вели себя с нами, как с зэками, — просто мне больше всех не повезло. Все ребята с моего призыва попали под дедовщину. Каждый из нас получал удары дубинками и электрошокером. Каждого из нас оскорбляли и опускали морально. Слава богу, до сексуального издевательства не доходило.

Дембеля на патрулировании угрожали задежанным людям, требовали с них деньги, запугивая тем, что закроют их на 15 суток. Многие требовали с задержанных купить еды, сигарет, а некоторые у наркоманов отбирали наркотические вещества и продавали в части либо знакомым. Нам даже дали план — 5-6 задержанных за день.

Если не выполняешь план — лишают увольнительного, привлекают к грязной работе (драить унитазы).

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

Ситуацию не изменить, если военнослужащие не будут сами активно защищать свои права. Правозащитники постоянно призывают военнослужащих и их родных не терпеть издевательства, вымогательства и прочие нарушения их прав и обязательно сообщать о данных фактах командиру, в военную прокуратуру и в правозащитные организации.

В обязанности командира части входит обеспечение безопасных условий военной службы. Привлечение правозащитных организации в подобных случаях желательно именно для того, чтобы проверка фактов со стороны прокуратуры прошла добросовестно.

Внимание СМИ к проблеме, в свою очередь, обеспечивает военнослужащим, выступившим против нарушений, защиту и поддержку.

Куда обратиться в случае вымогательства: как доказать

Только и ему придется платить. Другой вариант, постараться связаться с близкими на свободе, чтобы те поработали с общественностью.

Уголовная ответственность за неуплату алиментов Что делать если вымогают деньги в армии Вымогательство денег в армии не является редкостью. Причем, это понятие так распространено в нашей российской армии, что как-то не по себе становится.

Тем не менее, способы решить вопрос имеются. Например, существуют специальные органы безопасности в ВВ, так называемый особый отдел.

Контрактники под прицелом

Вымогательство деньг в армии

Эта преступная группировка, пожалуй, являлась самой оригинальной из тех, что были подконтрольны «вору в законе» Георгию Углаве по прозвищу «Тахи», поскольку её участники занимались специфическим «бизнесом» – вымогательством денежных средств у солдат-контрактников.

Материальный ущерб, который злоумышленники за годы своей криминальной деятельности нанесли потерпевшим, исчисляется миллионами рублей.

О том, по какому сценарию работали вымогатели, куда отчисляли часть полученного дохода, и почему дело по их души до сих пор не пришло к логическому завершению, разбиралась «Экстра».

Вымогательства на поток

Отметим, что у истоков данной ОПГ стояли бывшие военнослужащие, проживающие в посёлке ЗАТО Горный – Рустам Гетаев и Захар Гайдарбеков.

В середине «нулевых» они сплотили вокруг себя группу молодых людей, среди которых, помимо прошедших огонь и воду рецидивистов, были и те, кто служил в армии по контракту.

По версии следствия, все они в период с 2004 по 2013 годы в разном составе совершили более 50 эпизодов тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с вымогательством и хищением чужого имущества на территории Читы, посёлков Улёты, Дровянная, Домна и ЗАТО Горный.

Интересный факт: банда действовала на основе традиций и обычаев, сложившихся в криминальной среде, характеризовалась своей устойчивостью и сплочённостью. Внутри неё была установлена жёсткая дисциплина, её состав был стабильным, каждый участник чётко осознавал единую цель: постоянное извлечение материальной выгоды от совершения каждого преступления.

По информации пресс-службы прокуратуры Забайкальского края, «сценарий вымогательств для злоумышленников был един, и каждый из них играл в нём определённую роль. Так, по указке лидеров мелкие сошки должны были узнавать сведения о военнослужащих, которые затем могли стать жертвой преступных действий.

В дальнейшем их умышленно провоцировали на конфликты, а после втягивали в разборки. По сути, молодчики, якобы представляя интересы другой конфликтующей стороны, обращались к таким военнослужащим с требованием передачи денег.

При этом свои требования они сопровождали угрозой применения насилия, либо уничтожения имущества, которые могут причинить существенный вред правам и интересам потерпевших.

В случае, если эти угрозы  не приводили  к положительному результату, члены организованной преступной группы, используя своё численное превосходство и превосходство в навыках силового воздействия на людей, принуждали несчастных к передаче им денег путём прямого применения насилия. Тем самым они подчиняли их своей воле».

Как следует из показаний одного из осуждённых по этому уголовному делу, некоего Павла Эунапу по кличке «Анапа» (копии протокола допроса имеются в распоряжении редакции – авт.), вымогательство денег у солдат-контрактников в те годы имело систематический характер.

– К этой группировке я примкнул в марте 2004 года, когда освободился из мест лишения свободы, где отбывал срок за вымогательство и грабёж в отношении коммерсанта– вспоминал в ходе допроса «Анапа». – Тогда мне стало известно, что в ЗАТО Горный существует банда, состоящая из лиц кавказской национальности.

В неё входили Рустам Гетаев – «Руся», Захар Гайдарбеков – «Заха», Рустам Мусанабиев по прозвищу «Мустава», Тарлан Омаров – «Тарик» и другие. Все перечисленные люди являлись выходцами с Кавказа. После срочной службы в армии они остались проживать в данном посёлке, так как им доставались там лёгкие деньги от совершения вымогательств.

Такой расклад их вполне устраивал. Вымогательство денег у контрактников уже в то время носило систематический характер – оно было поставлено на поток. Количество потерпевших было очень большим.

Отмечу, что от вымогательств я и мои подельники получали приличный доход, что позволяло нам жить вольготно: проводить много времени в кафе и в других увеселительных заведениях. Часть полученных от преступлений денег наши ли,деры отправляли в так называемый воровской «общак». Суммы были разные. Всё зависело от доходов.

(…) В 2008-ом меня задержали по факту очередного вымогательства у военнослужащего. За это я получил наказание в виде 2 лет и 8 месяцев заключения в колонии строгого режима. После отсидки – в 2011-ом – я вновь вернулся в состав банды, которая к тому моменту пополнилась новыми участниками из числа молодёжи.  

Конфликты из «воздуха»

По утверждениям осуждённого, механизм преступной деятельности был фактически одинаковым. Для вымогательств он с подельниками использовал любые конфликтные ситуации с участием военных. Однако в своём большинстве они их сами и инсценировали.

– Например, находясь в каком-нибудь кафе, кто-то из нас намеренно подсаживался за столик к военнослужащим и начинал распивать с ними спиртные напитки. На следующий день мы сообща выдумывали несуществующий конфликт, инициатором которого якобы в ходе того застолья стал потерпевший.

Мол, он себя агрессивно вёл, оскорблял присутствующих и так далее. Как итог – в дальнейшем мы требовали с него деньги для возмещения морального вреда.

Ещё один способ состоял в том, чтобы подбросить военному под ноги сломанный телефон, предъявить ему, что это он сломал аппарат, а после начать «грузить» его на деньги. (…) Для координации собственных действий мы использовали мобильные телефоны.

При этом Гетаев и Гайдарбеков лично мне говорили, что мобильники могут прослушиваться, поэтому ничего лишнего говорить по ним нельзя. Для перестраховки они  советовали чаще менять номера сим-карт и сами телефоны, что мы и делали, – поделился Эунапу.

Что примечательно, в конце «нулевых» в банде числилось уже свыше 20 человек. К тому времени её лидеры – «Руся» и «Заха» – перебрались на постоянное место жительство в Читу, так что со своими подельниками по большей части они взаимодействовали на расстоянии. Кроме того, злоумышленники в тот период обзавелись множеством выгодных знакомств в преступном мире Забайкалья.

Помимо самого «Тахи» им «на местах» покровительствовали люди из его близкого окружения, в числе которых был держатель воровского «общака» регионального значения – Александр Цыпалов, он же «Саша Бурят». Также Гетаев и Гайдарбеков поддерживали тесные взаимоотношения с представителями «Кашкоедовской» ОПГ.

Добавим, что в краевом центре главари группировки вымогателей контролировали территорию «Большого Острова».

Конец эпохи вышеупомянутой банды наступил в июле 2014 года. Тогда правоохранителям в ходе оперативно-розыскных мероприятий удалось установить и задержать 16 лидеров и активных участников криминальной структуры. Старт возбуждению уголовного дела в отношении молодчиков дали поданные в полицию заявления от потерпевших.

Всего за помощью обратилось 15 человек – это была лишь малая часть от общего числа жертв вымогателей. Доказательства по души задержанных сыщики собирали вплоть до 2016-го.

Как ни крути, но основными из них оказались показания двух обвиняемых, которые заключили досудебное соглашение со следствием и «сдали» всех своих подельников. Потом в Читинском гарнизонном военном суде начался первый судебный процесс. Он коснулся только 10 человек из этой банды (их судили не по всем преступным эпизодам – авт.).

Двое из них – досудебщики – получили условные сроки, а восемь были приговорены к реальному лишению свободы на срок от восьми и до девяти с половиной лет в колонии строгого режима. Далее основное уголовное дело поступило для рассмотрения в Железнодорожный районный суд Читы.

Приговор по нему там был вынесен лишь в июле 2018 года. Такое промедление было вызвано неявками в суд свидетелей и потерпевших, из-за чего неоднократно приходилось откладывать заседания. По итогам данного процесса все члены ОПГ получили суровые наказания.

Однако это не помешало им после отправить в вышестоящую инстанцию – в Забайкальский краевой суд вереницу апелляционных жалоб, в которых они назвали многие обвинения в свой адрес необоснованными. Сейчас разбирательства по этому поводу до сих пор продолжаются.

Вымогают деньги в армии что делать

Вымогательство деньг в армии

Сегодня поговорим на непростую тему. Давно назрела необходимость написать статью о том, что делать, если в армии бьют, издеваются, вымогают деньги. Как всегда, перед написанием статьи я изучил, что уже написано по этому поводу до меня, чтобы не повторяться. И выяснил, что все советчики и комментаторы в интернете делятся на два противоположных лагеря:

  1. Мальчика обидели? Срочно звоните и пишите в часть, в прокуратуру, в Госдуму, Путину, Шойгу, Трампу!
  2. Раз бьют, значит, заслужил! Просто так в армии не бьют. И вообще, это школа жизни! Что за срочники пошли, чуть что – маме жалуются! Хватит сопли жевать, все через это прошли, сожми зубы и будь мужиком.

Сразу говорю, истина где-то посередине. Изложу своё видение ситуации. Кто не согласен – пишите в комментарии, будет интересно послушать вашу точку зрения.

Итак, что делать родителям солдата, если в армии издеваются, вымогают деньги, бьют?

  1. Успокоиться
  2. Собрать максимум информации
  3. Действовать

Успокоиться

Легко сказать, но трудно сделать. Когда ребёнок звонит и рассказывает об унижениях и побоях, то ни одна мама не останется равнодушной.

Каждую минуту будет преследовать мысль: «А вдруг его прямо сейчас мучают?» Но паника мешает вам сосредоточиться и спланировать свои действия. А вам сейчас надо собраться и действовать. На вас надеется солдат.

Вы реально можете ему помочь. Поэтому постарайтесь прийти в себя.

Собрать максимум информации

Теперь поговорим на тему «в армии не бьют просто так». Я с этим согласен на 98,5%. Действительно, служба по призыву – это не то место, куда можно прийти, открыв дверь с ноги, и жить своей обычной жизнью, не подстраиваясь под местные порядки. Надо знать, как вести себя в армии первое время.

Сам не раз наблюдал, как ребята нарывались на неприятности за чересчур длинный язык или нежелание лишний раз напрягаться.

Например, на гражданке они одевались как попало, общались на своей волне, а тут ты всегда – даже если нереально устал – должен иметь приличный вид и отвечать по уставу.

У нас, конечно, было без неуставщины, и я писал об этом. Но все же. В других частях за это могут и прописать.

Есть вкусняшки одному, отлынивать от работы – это то, что нельзя делать в армии, за это тоже может прилететь. Возможно, ваш сын получил именно за такие вещи – не придал значения или просто не знал, как надо делать. Чтобы такого не случалось, я написал статью 10 советов призывнику от солдата

На мой взгляд, это не повод бить тревогу. Возможно, ему понадобится больше времени, чтобы притереться, привыкнуть к новому укладу жизни, понять, как правильно поставить себя в армии. Держите связь и наблюдайте. Если эпизоды рукоприкладства прекратятся – значит, всё наладилось.

Теперь – о самом непростом. Что делать, если творится беспредел? Избивают и унижают систематически, не дают нормально служить, есть угроза здоровью и даже жизни?

Собираем максимум информации:

  • Кто и когда бил, издевался? Что именно говорил и делал? Имена, звания.
  • Пострадал только ваш сын, или есть другие, кому так же не повезло?
  • Это был однократный эпизод, или издевательства стали систематическими?
  • Есть ли национальное землячество? Угроза исходит от него?
  • Есть ли жалобы на порядки в части? Ищем в интернете, на тематических форумах.
  • Есть ли свидетели, готовые подтвердить факт побоев и угроз? (С этим труднее всего, т.к. стукачество не поощряется, и потенциальные свидетели могут опасаться мести).

Действовать

Если ситуация угрожает здоровью и даже жизни, то надо начинать действовать.

  • Обратиться к замполиту части, лучше лично.
  • Обратиться к командиру части, тоже лучше на месте.
  • Позвонить на горячую линию помощи призывникам и солдатам (контакты в конце статьи).
  • Обратиться в региональное отделение «Комитета солдатских матерей».
  • Если эти действия не помогли, надо идти в военную прокуратуру, сначала – в местную, потом – в Главную.

В любой в/ч есть стенд с телефонами горячих линий и военной прокуратуры, а в больших частях даже дежурят представители прокуратуры, так что срочник может обратиться за помощью сам. Но не всегда это возможно, поэтому, скорее всего, действовать предстоит родителям.

Что не надо делать

Однозначно не стоит солдату сбегать из части, если нет прямой угрозы его жизни. За такой проступок предусмотрено наказание. Что делать, если сын уже сбежал из части? Первым делом – отвезти его в больницу и зафиксировать побои, если они есть.

Но доказать, что он получил их на службе, будет трудно. Командование части будет настаивать, что он сбежал здоровым, а синяки заработал уже в бегах. Второе, что нужно сделать, – прийти в военкомат и письменно оформить просьбу об отправке в другую в/ч для несения службы.

Разве жаловаться – это по-мужски?

Я знаю, что точно не по-мужски:

  • Нападать толпой на одного.
  • Унижать и мучить тех, кто слабее тебя.
  • Пользоваться своим вышестоящим положением, чтобы запугивать тех, кто от тебя зависит.

Каждый новый эпизод насилия ещё сильнее распаляет того, кто является источником этого насилия. Если ваш ребёнок отделался синяками, то следующий парень может оказаться в гипсе, если не хуже. Если ваш сын и вы видите беспредел, то на вас ответственность сделать всё, что вы можете в рамках закона и здравого смысла, чтобы это остановить.

Советую прочитать мою статью по теме Дедовщина в армии

Ещё раз о главном

Если сына побили в армии, успокойтесь и соберите информацию. Служба без тумаков бывает, наверное, только в вооружённых силах Ватикана, если такие вообще есть))) То, что на гражданке мы объясняем словами, в казарме быстрее и более доходчиво объясняется плюхой.

В одиночку переломить этот вековой устав не получится. Проще переломить себя и понять, как вести себя в армии, чтобы не давать поводов к рукоприкладству.

Другое дело, если имеет место произвол землячества или офицерского состава, если явно неадекватные личности превращают жизнь солдата в ад. Такие случаи единичны, но они есть. И вот тут уже можно и нужно действовать родным срочника.

Куда обращаться, если бьют в армии

  • Телефоны Комитета солдатских матерей
  • Телефоны горячей линии на время весеннего призыва 2017 года:

Звонки принимаются по вторникам и четвергам с 10:00 до 12:00

  • Телефоны горячей линии в Санкт-Петербурге:
  • Общественная приемная Министерства обороны РФ по Западному военному округу: Санкт-Петербург, Дворцовая пл., д.10. Приём граждан ведётся ежедневно с 10.00 до 15.00
  • Военная прокуратура Западного военного округа: 191055, г. Санкт-Петербург, Невский пр-т, д. 4. Оперативный дежурный: 8 (812) 494-23-30
  • военная прокуратура: К-160, 119160, г. Москва, пер. Хользунова, д.14. Приём граждан в рабочие дни с 9.00 до 18.00, по пятницам – до 16.45, по адресу: г. Москва, пер. Хользунова, д. 16.
  • В Главную прокуратуру можно написать обращение через интернет: http://gvp.gov.ru/zvo/recept/go/
Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.